Тайны Геленджика

Гиблое Место
 
Каждая улица, каждый дом, каждый клочок земли в Геленджике хранит память поколений, память тех кто там жил, любил, страдал. И не имеет значение, если нет больше старых построек на этих улицах. Эта невидимая энергия памяти живет в воздухе, в фундаментах,  в самой глубине земли.

Есть некоторые места светлые, счастливые, с доброй памятью, где всегда светло и хочется улыбаться, где все сияет радостью, простором и чистотой.
А есть и другие дома в Геленджике, с тяжелой энергией и трагической историей. Кто-то может даже чувствовать эту удушающе-мрачную энергию исходящую от некоторых строений. Тогда местные жители невольно стараются обходить стороной такие темные места.
Таков этот 2х-этажный дом на углу Шевченко с магазином на Советскую. Его постройки во дворе были коварно заселены когда-то приезжими иноземцами, а в середине 1990х все  перестроено. Но возводилась эта громада на гиблом фундаменте старого дома, который уловками да хитростью приобрели эти инородцы.  Со старым фундаментом перешла к новым владельцам и печальная судьба живших там прежде несчастных обитателей, странно и преждевременно ушедших навеки.
Вот и говорят до сих пор люди, что в гиблом доме на углу пролилось в прошлом много горьких слез невинно обиженных и оскорбленных. Было там когда-то много ранних и неожиданных смертей. Сторожилы бормотали, что никто не должен был там что-то строить или жить. И даже просто заходить в этот дом было неприятно.
 
"Последствия могут быть самыми неожиданные для тех кто знает о чем идет речь, - загадочно говорили мудрые старухи. - Чревато". Особенно опасна была его внутренняя часть, а выходили люди оттуда опустошенные и поникшие.
***
Место это было проклято много лет назад. Как говорят, все началось еще в 1943 году. В Геленджике лечился вплоть до сентября 30-летний цыган, Прокофьев Тимофей Ильич. Получил рану когда оборонял Новороссийский плацдарм, Малую землю. Он вскоре, незадолго до гибели, стал единственным цыганом со званием Героя СССР. А пока он был в госпитале, съехались цыгане со всех сторон поддержать их ранненого брата. Была среди них и одна красавица, влюбленная в него.
Расположился  табор недалеко от моря, на месте, где сейчас угол Советской и Шевченко.  Вот на этом-то углу  и упала бомба в 1943, убив многих из цыганского табора. Особенно табор горевал по молодой, красивой цыганке Марфе, которой было тогда 36 лет, и она, долго ожидавшая первенца, наконец-то ходила на сносях.
Родители той погибшей красавицы и её родной табор прокляли это место на веки вечные. Сказали цыгане, что каждые 36 лет будут умирать вокруг него все инородцы, жаждущие наживы и приносящие зло красоте. 
И было в их предсказании не ясно, то ли каждые 36 лет, то ли 3 и 6 лет, или сумма их - 9. Все цифры были таинственные и значимые.
***
А другие рассказывают, что где-то в начале 1950х на углу Тельмана и Первомайской жила очень старая, высохшая гречанка Мария. Она владела куском земли с хибаркой на гиблом углу между Шевченко и Советской. Но однажды, разозлившись на любовные похождения своего беспутного внука Котьки, или по каким-то другим своим причинам, она послала порчу на это место, да перед своей смертью прокляла этот угол.
    Но невзирая на все предупреждения и легенды, невзирая на реальные трудности возникшие при его строительстве, невзирая на близкие грунтовые воды, похожие на кровь, проступавшие и затапливающие фундамент, в 1960х там всё же был построен новый красивый дом. Радовались владельцы новому дому, детям своим берегли его, трубились днями и ночами, чтобы украсить дом получше да и жить счастливо.
Первое предсказание сбылось ровно через 36 лет после взрыва бомбы на этом месте. В 1979 году умерла, погубленная, главная хозяйка старого дома. И после этого несчастья стали преследовать одного за другим его владельцев м обитателей. Скоро судьба догнала, настигла всех, безвременно унеся в поднебесье. Так сбылось пророчество местных прорицательниц.
Все те, кто знал эту давнюю историю тогда подумали, что на этом может и пришел конец древнему предсказанию, но нет же...И сейчас кто-то еще живет в Геленджике, кто помнит как выглядело это место до появления незванных новых хозяев в 1990е, до их преступных махинаций и коварных планов с перекупкой и перестройкой старого дома. И сейчас кто-то помнит трагические истории этого места и многие странные смерти там случившиеся.

*** 
Однажды в 1990х было найдено письмо одного мужчины, прежнего владельца старого дома. Видимо он нацарапал его незадолго до смерти. Там он коряво и с ошибками, нетвердой рукой коротко поведал грустную историю его тяжелой болезни, которая не давала ему говорить.  Рассказал он и  о последних месяцах его странной, не запланируемой, нежданной второй женитьбе. Он этой женитьбы вовсе не хотел, но его убедили, вынудили. И прожил он с этой пъянчугой из Урингоя не больше года.  Мужчина, подписавшись "Григ", описал как однажды его насильно поил водкой Зураб и другие нерусские мужики. А его новая жена и её приехавшая из окрестностей Геленджика толстая дочка (Маргарита Конст) сидели рядом и подбадривали, уламывали, убеждали. А потом они его одели в чистое, и повезли к местному нотариусу делать новое завещание. 
 Он не хотел ехать, но сопротивляться не было сил. А они настаивали, грозились убить его единственного сына-наследника, на которого он уже давно подписал свой дом. Потом они всё же его уговаривали, убедили, сломив остаток воли.
"А она-то, жена твоя, уж позаботиться о твоем несчастном сыне,"- говорили иноземцы.
Письмо не было дописано, и было покрыто пятнами, а в конце была сделана приписка очень дрожащей рукой: "Проклинаю тех, кто наживется на нашей крови..." Мужчины редко посылают проклятия кому бы то ни было. Из уст умирающего мужчины-алкоголика такие проклятия невероятно сильны и действенны.
***
Вскоре за его смертью последовала неожиданно-странная смерть его второй жены-пьянчуги. Её дочь - Надька-Марго(приехавшая из-под Уренгоя или из станицы Старо-Титаровской), получившая наследство по подложному завещанию, быстренько под давлением продала дом все тем же иноземцам-приезжим. Этот новый владелец Зур давно привез всех своих родственников и поселил в этот же дом квартирантами.  Они вселились в него всем скопищем, вынашивая далеко идущие жестокие планы. Но вскоре и Надька-Марго ушла навеки, а потом и её родственники, жившие в окрестностях, один за другим...
А потом умер под забором церкви, что у школы №3 и последний законный наследник, Алек (сын Григория). Он описал с болью и отчаянием, что в действительности творили иноземные квартиранты  в доме его отца чтобы его заполучить. Алек просил опубликовать это письмо в 2015 году, когда исполниться 36 лет со дня смерти его матери, прежней законной владелицы дома на углу Советской...
Но во второй части дома еще в середине 1990х жили одни квартиранты, которые имели мужество противостоять темной силе. Они враждовали с иноземцами, захватившими дом, и стали главными свидетелями всего что там творилось. Но на этом страшная история дома не закончилась.
***
Как-то занемогла одна очень старая женщина,что жила недалеко от гиблого места и была матерью рано умершей владелицы. И пришли к ней чужаки- местные две сороколетние тетки, стали в шкафах рыться, что-то искать.  Но старушка ничего не могла сделать, лишь воды просила, да говорила "Бог Вам Судья."  А тетки эти хозяйничили в её бедном доме, думая что их никто не видит и не слышит. И многое они забрали у бедной страдалицы. Были среди взятых вещей старые альбомы. Позже эти разбойницы старые фотографии о Геленджике в интернет выложили. А истина-то рано или поздно, но всегда выходит наружу. 
А потом эта мученица на своем смертном одре указала на гиблое место на углу Шевченко. С глубочайшим горем и болью она говорила о тех, кто незаконно, за взятки помогал иноземцам завладеть старым домом и проклинала тех, кто воздвиг там свои двух-этажные громады.
"Не будет ни добра, ни покоя тем кто отобрал это место у законных владельцев да зло причинил,
- шептала она свое заклинание. - И люди будут обходить это место стороной да плевать проходя мимо. Главное проклятие посылаю тем, кто помогал нашим врагам в их коварном деле, в осуществлении их жестоких планов. И будет мое проклятие действовать до тех пор пока владельцы этого места или наследники не отдадут этот дом на благотворительность..."                    

С трудом она шептала пересохшими губами свои последние слова чужим людям, умирая без еды и воды, заброшенная и безпомощная. И были последнии слова несчастной старушки сильнее всех проклятий посланных до этого.
В самый разгар этого беспредела, Г.Чур.была председателем Геленджикского городского суда. Интересно, как такое дело о незаконном наследстве было лихо обстряпано в пользу иноземцев?
Да и закончилась ли драма старого дома на углу Советской и Шевченко, построенного на месте упавшей бомбы. Как оплатят свои грехи те, кто преобрел этот дом хитрыми уловками и преступными замыслами, да продолжают наживаться.  Но пока не отдадут иноземцы этот дом и всю свою "Империю" в благотворительность - не победят они Судьбу...

Кто верит в судьбу, предсказания, возмездие или воздаяние по грехам, тот знает, что эта история имеет продолжение...

2 комментария:

  1. Потрясаяющщий рассказ:- гуси по коже!

    ОтветитьУдалить
  2. очень интересно

    ОтветитьУдалить